Страница 1 из 11
> Форум » Наши электронные ресурсы (Молодые писатели Оренбуржья) » Прозаики и поэты » Алеся Фокина
Алеся Фокина
ЦОЮ-БиблиотекаДата: Пятница, 10.08.2012, 09:41 | Сообщение # 1
Ученый
Группа: Администраторы
Сообщений: 743
Репутация: 0
Статус: Offline
Фиолетовый заяц
Глава I.

-Ужасная работа!

Фиолетовый Заяц лежал на траве, прислонившись мохнатой спиной к стволу вяза и жевал увядшую былинку. Кисловатый сок сочился по передним резцам, а кончик растения приятно ласкал язык и щекотал нёбо. Но вскоре травинка обмякла и превратилась в горькую кашицу. Тьфу! Заяц с негодованием её выплюнул.

-Что же за дрянная работа!

И он занимается ею… Постойте-ка, сколько же времени прошло? Шесть лет? Да, вот уже шесть лет минуло со дня Великой Перемены, когда все вдруг перевернулось в нелепом кульбите и рухнуло. Вся его размеренная жизнь пошла под откос. А ведь он был простым советским инженером, с зарплатой в 110 рублей, без собственной жилплощади. У него была ворчливая жена, двое детей-разгильдяев, нелюбимая тёща и истеричный пес. Он жил как все, - выпивал с друзьями, смотрел по выходным футбол, летом ездил на дачу.

Однажды они с женой даже в театр ходили… Да, профсоюз предоставил билеты. И они пошли. И в буфете были. Он даже тогда купил жене пирожное за 22 копейки. И чай. За 2 копейки. И коржик за 8. Но коржик - это себе, а жене – пирожное. За 22 копейки…

Заяц тяжело вздохнул. Теперь уже нет ничего. Ни жены, ни детей, ни тёщи, ни собаки. Даже пирожного нет. Остался только треснутый стакан в портфеле – новая профессия потребовала.

Вкус портвейна из губ,

Галстук сдвинутый вбок,

А в портфеле стекла –

Ограненный кусок…

Теперь он пописывал на досуге. Это были его стихи, которые он выводил на запотевшем стекле вагона метро, когда промозглым утром ехал на работу. Ровно 1 час и 18 минут, если машинист был трезв и не проезжал станций, не останавливаясь.

Пронзительный визг воткнулся в мозг ушастого. Это запищала его напоминалка - еще один непременный атрибут Фиолетового Зайца. На треснувшем дисплее высветились

прыгающие буквы; «Морозовский переулок, дом 17, квартира 50. Ирдынников Дермидон Иосифович - 34 года» Ну вот опять. Что ж, долг зовёт, пора работать. Заяц, кряхтя, поднялся с земли. Он энергично потряс задом, пытаясь стряхнуть с себя мусор, но упорный репей прочно впился в хвост. Пришлось тянутся до хвоста лапами. Дотянутся не получалось. Тогда Заяц попытался достать до хвоста рывком. После нескольких падений он всё-таки плюнул на репей и решил пойти с этим дивным цветком в хвосте. В конце концов, он придаёт ему шарма.
 
ЦОЮ-БиблиотекаДата: Пятница, 10.08.2012, 09:42 | Сообщение # 2
Ученый
Группа: Администраторы
Сообщений: 743
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава II.

Морозовский переулок ютился на окраине городе. Там, где обрываются асфальтовые тропинки и небрежно плутают среди заборов, где незримый летописец отмечает все сколь-нибудь важные события на стенах домов, где на балконах круглый год сушатся одни и те же колготки. Нужный Зайцу дом стоял в глубине улицы, и с первого взгляда был не заметен, только один глаз с выбитым стеклом лукаво выглядывал из трущобы.

- Понастроили…

Заяц с опаской заглянул в распахнутую калитку. Видимо она уже давно не закрывалась, потому что петли проржавели насквозь, а ручки и вовсе не было. Сразу за воротами начиналась дорожка, выложенная из оторванных троллейбусных дверок. Не увидев во дворе никого, кроме грустной собаки, вяло жующей собственный хвост, Заяц решил подняться по лестнице, которая упиралась в единственную незаколоченную дверь дома. Лестница угрожающе зашаталась и визгливо заскрипела, когда Заяц, хватаясь за ржавые перила, забрался на первую самую крутую ступеньку. Потом еще одну, и еще. Наконец он поднялся и оказался перед дверью, краска с которой сползла еще не совсем и местами висела застывшими шмоточками.

Заяц с опаской вошёл в длинный коридор. Сбоку в запылившиеся окна царапался дневной свет и его было достаточно, чтобы разглядеть дверь в противоположной стене. Ушастый осторожно, шатаясь от напряжения, направился к ней.

«Наверняка там кто-то есть. Вот я сейчас подойду - открою дверь - … Так всегда бывает - я открою дверь, а там что-то ужасное! Или кто-то УЖАСНЫЙ — Или их даже двое. Как в том фильме… Названия-то не помню... Но фильм хороший…. »

Заяц специально думал о чём-то несущественном, придумал несуществующий фильм, героев и даже сюжет для него. Он думал обо всем этом, чтобы не думать о двери, и о том, кто за ней прячется.

Сильной заячьей ногой он толкнул дверь, которая без труда открылась. В комнате - никого, только темнота

- Кто здесь? - Заяц напряженно вглядывался в темноту.

- Нет здесь никого, - донёсся хриплый голос из темноты.

- Точно? - Заяц недоверчиво переспросил,

- Да точно, точно…

Заяц облегчённо вздохнул, мысленно усмехнулся собственной мнительности, и, небрежно откинув упавшее на глаз ухо, пошёл обратно по коридору.
 
ЦОЮ-БиблиотекаДата: Пятница, 10.08.2012, 09:42 | Сообщение # 3
Ученый
Группа: Администраторы
Сообщений: 743
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава III.

Внезапно до Зайца донеслись звуки баяна и чьё-то пение. Он пошел по направлению к двери, из которой, как ему казалось, доносилась эта симфония. Дверь была незаперта, и Заяц без стука вошёл. Он оказался на кухне. В центре комнаты на трёхногой табуретке сидел мужчина и играл на баяне «Чёрного ворона». На вид ему было лет сорок, хотя, судя по хриплому голосу, можно было предположить, что он гораздо старше. Вид он имел очень странный. Горбатый нос с огромными ноздрями, которые надувались парашютом, когда он собирался затянуть очередной куплет, дёргался, как у ребёнка, готового вот-вот заплакать. Из-под белёсых ресниц выглядывали мутные глаза, а взгляд блуждал по потолку, рисуя замысловатые фигуры. В чёрных с проседью волосах застрял лавровый лист, видимо после непродолжительного отдыха на столе. Белая майка, одна лямка которой порвалась и обнажила плечо, смутно напоминала греческую тунику.

«Ну чисто Бахус!» - подумал про себя.

Мужчина не замечал Зайца и продолжал петь.

- Чё-ё-ёрррны-ы-ый во-о-орррааан!

Зайцу стало неловко, и он закашлялся. Никакого эффекта. Мужчина вновь набрал воздуха и затянул припев. Тогда заяц закашлял громче и ещё громче. После очередного приступа кашля, когда Заяц чуть не подавился своим языком, он всё-таки решил начать разговор.

- Отчего вы не играете сиртаки? Вашему теперешнему образу очень пошло бы.

Мужчина уже был готов перейти к третьему куплету и набрал полные лёгкие воздуха, так что ноздри его раздулись как паруса, когда его потревожил Заяц. Мужчина удивлённо выпучил глаза, уставился на ушастого, и замер в таком положении, не успев выдохнуть. Пауза продолжалась секунд сорок.

«А вот теперь он похож на глубоководную рыбу. Я по телевизору видел таких»

Зайцу было неудобно нарушать молчание, и он терпеливо ждал, когда мужчина пошевельнётся.

«Ничего, скоро у тебя кончится воздух. Ты же не рыба, ты только похож на неё»

Тем времен лицо мужчины налилось кровью от напряжения, и он стал производить поистине ужасающее впечатление.

«Надо же, прямо-таки МХАТовская пауза… И мы теперь, пожалуй, похожи на каких-нибудь Шекспировских героев…»

Заяц начал представлять себя в роли рыцаря, в блестящих доспехах, с огромным мечом, а горе-певец напоминал ему огнедышащего дракона. Вдруг мужчина резко вскочил, с диким ревом отшвырнул баян, и, схватив табуретку, ринулся на Зайца. Фиолетовый взвизгнул от неожиданности и в два прыжка доскочил до холодильника, который стоял в другом конце комнаты. Цепляясь лапами за ручку холодильника, он с трудом залез на него и вздохнул, почувствовав себя в безопасности.

- Вы чего это хулиганите, мужчина? Я, между прочим, ответственное лицо и выполняю свою работу, а вы на меня с табуреткой кидаетесь. Нехорошо.

- Ты кто такой? – спросил мужчина тяжело дыша, но не опуская табуретку.

- Я, разрешите представиться, - Фиолетовый Заяц. Уполномоченный по делам нравственности Госалкоконтроля. А вы Дермидон Иосифович?

- Кто?

- Ну вы, не я же.

- А, да. Я Дермидон. По паспорту я. Эта, Иосифович. Ирдынников…

- Вот вы-то мне и нужны.

Заяц понял, что опасность ему больше не угрожает и решил слезть с холодильника. Он спустился и деловито сел за стол, доставая из портфеля бумаги.

- Что ж это вы, Дермидон Иосифович, пьёте безбожно? Жена вот от вас ушла. С работы выгнали. Соседи жалуются. Я вот тут вам повестку принес, так сказать, на добровольно-принудительное лечение.

Заяц достал из портфеля замасленную бумажку, в которую раньше заворачивали колбасу.

- Вот, распишитесь на докýменте.

Дермидон, всё ещё не сводил глаз с Зайца, но когда речь зашла о докýменте, вдруг привычно завопил:

- Я ничего подписывать не буду! Не имеете права! Я жаловаться буду!

- Ну вот опять… - Заяц тяжело вздохнул. - Права свои вы хорошо знаете…

Заяц нехотя достал из портфеля треснувший свисток и пронзительно свистнул. Внезапно дверь кухни открылась и в комнату вошла толпа маленьких взъерошенных белок. Они подошли к Дермидону, обхватили его ноги маленькими беличьими лапками, подняли над собой и понесли к двери.

- Стойте, я все подпишу! Отпустите!!! Отпустите-е-е!

- Стой, Михалыч. Отпустите его, - обратился Заяц к главной белке.

Михалыч остановился, злобно посмотрел на Зайца прищуренным глазом. Он по-белечьи приказал остальным грызунам отпустить пленника. Те, нехотя отпустили Дермидона, и, громко матерясь, пошли обратно к двери. Михалыч же подошёл к Зайцу, ещё раз грозно посмотрел в его глаза и громко плюнул ему под ноги. Белка была не на шутку рассержена. Михалыч ушёл вслед за остальными, громко хлопнув дверью.
 
ЦОЮ-БиблиотекаДата: Пятница, 10.08.2012, 09:42 | Сообщение # 4
Ученый
Группа: Администраторы
Сообщений: 743
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава IV.
- Вот видите, Дермидон Иосифович. Мы серьёзная организация и шутки шутить с вами не собираемся.

Дермидон уже пришёл в себя и сейчас сидел на полу, облокотившись на табуретку.

- А почему я про вас никогда не слышал?

- Ну, кому надо, тот слышал. А у вас вот такая необходимость острая только сейчас возникла.

Заяц достал из портфеля толстую папку с грифом «Совершенно секретно».

- Вот здесь вся ваша жизнь. Сейчас мы и посмотрим, где вы привлекли наше внимание.

Заяц опять нырнул в портфель, порылся в нём и гордо вынул очки, перемотанные синей изолентой. Заяц нахлобучил очки на уши, откашлялся и на секунду застыл в таком положении. Видно было, что ему очки очень по душе, несмотря на то, что в них он почти ничего не видел, а читать приходилось поверх линз, удивлённо подняв брови и закатив глаза. Наконец он начал.

- Вашу юность мы сейчас рассматривать не будем. По несовершеннолетним у нас особый департамент… Вот тут вот – первый раз, когда вас чуть не выгнали из института за пьяный дебош. Вы тогда учились на инженера, подавали, так сказать, надежды. А потом с друзьями в состоянии сильного алкогольного опьянения завалились в аудиторию, где ваша преподавательница по культурологии, Зинаида Афанасьевна, вела лекцию и начали нагло к ней приставать! Ей тогда уже за 70 было! Надо сказать, святая женщина… Только благодаря ей вас тогда не выгнали… Святая женщина.

Дермидон слушал, опустив голову, и старательно снимал со своих вытянутых трико несуществующие ворсинки.

- Вот тут ещё… Где-то было… Ага, вот. Вы уже женились, и всё вроде у вас было хорошо. Кроме тёщи. Когда с женой начались разногласия, вы во всём обвинили тёщу. И даже убить её пытались. Хорошо, что соседи отняли у вас топор, когда вы бегали за ней по подъезду… И опять вам ничего за это не было. Надо сказать, вам везло. Что тут еще? Подрался с собутыльниками…

- Это не собутыльники… Это друзья…

- Ах, ну раз друзья. Дело ваше. Потом ещё на стадионе, когда «Зенит» проиграл… А вот – вопиющий случай! Ваша несчастная супруга, попыталась вывести вас в люди, так сказать. В театр вы с ней пошли. Вам Профсоюз тогда билеты выделил…

Вдруг у Зайца в глазах потемнело. Перед глазами поплыл холодильник, стол, табуретка. Как же он раньше не вспомнил? Про институт, про тёщу, про друзей… Это же свою папку он держал в руках и читал собственную жизнь до того, как стал Фиолетовым Зайцем. А Дермидон…

Дермидон испуганно глядел на Зайца.

- Вам плохо, что ли? Подождите, у меня тут тазик где-то…

- Нет-нет, не надо тазика. Это у меня давление скачет.

На заичьи глаза навернулись слезы. Он не хотел дальше читать.

- Засиделся я с вами что-то. Мне пора... У меня еще вызовы на сегодня.

Заяц поспешно засобирался, снял очки и начал складывать в портфель папки и бумаги. Лапы тряслись, он с трудом попадал в сумку. От переживаний у него задёргалась левая лапа. Так и раньше бывало…

- А как же я?

Дермидон все ещё сидел на полу, обиженно оттопырив нижнюю губу.

- А что вы?

- Ну как же, вы там что-то говорили…Я теперь свободен, можно идти?

- Ах, да… Чуть не забыл. Про вас…

Заяц снова достал свисток. На этот раз белки явились быстрее. Не дожидаясь приказа, они схватил ошалевшего от ужаса Дермидона и понесли к выходу.

- Как же так?! Я же не это имел ввиду!!!

Дермидон пытался вырваться, вопил и царапался. Разгневанный Михалыч резко ударил его в ухо своим увесистым беличьим кулаком, так что Дермидон не успел даже вскрикнуть. Заяц грустно проследил, как белки уносят обмякшее тело. На прощанье Михалыч обернулся, махнул Зайцу лапой и закрыл за собой дверь. Заяц всё ещё стоял не шевелясь. В голове его назойливыми мухами роились сотни мыслей. За окном темнело, а Заяц стоял. Вдруг раздался противный писк. Заяц вздрогнул. Он поспешно вынул из портфеля напоминалку – на ней светился новый адрес, новое ничего не значащее имя. Заяц тяжело вздохнул и вышел. Его ждала работа.
 
> Форум » Наши электронные ресурсы (Молодые писатели Оренбуржья) » Прозаики и поэты » Алеся Фокина
Страница 1 из 11
Поиск: