Страница 1 из 11
> Форум » Наши электронные ресурсы (Молодые писатели Оренбуржья) » Поэты » Железный Антон
Железный Антон
ЦОЮ-БиблиотекаДата: Вторник, 19.06.2012, 09:44 | Сообщение # 1
Ученый
Группа: Администраторы
Сообщений: 743
Репутация: 0
Статус: Offline
***
Подчиняясь веленью, желанью, нелепой причуде,
В этот город ночных откровений и долгих прелюдий
Вновь приходят, надев свои маски,
Осенние люди.

В сонном плеске дождей и языческой ветреной пляске,
Осторожно скользят через лес, опасаясь огласки,
И мелькает луны соглядатай
В лесной опояске.

По туманным дорогам, оврагам скользят кавалькады
Тех дождливых теней, что уже приходили когда-то,
И бессонницы молкнет оракул,
Запутавшись в датах.

То неясные тени, их лица всегда в полумраке,
Циркачи и уродцы, которых так любят зеваки,
Много странных диковин по свету
Везут колымаги.

Всё ползут те фургоны, нигде их прекраснее нету,
Словно дикие звери крадутся по старому следу,
Ты однажды в руке своей сжатой
Увидишь билеты.

Мир качнется и вновь утвердится, незыблемо шаток,
Словно клоун шагнул на ходулях со сцены дощатой,
О начале того представленья
Объявит глашатай.

Вспенясь пестрой волною, нахлынет людское скопленье,
Каллиопа с органом начнут заунывное пенье,
И расскажут о вечном возврате
Те ноты вступленья.

Но под купол взглянув, кто-то ахнет напрасно, некстати;
Кто-то с зонтиком красным качнется на узком канате,
И сорвётся со скользких трапеций,
А кто на подхвате?

Никого, только запах манежа, опилок и специй,
И фигур восковых с восковым, наспех слепленным сердцем
В лабиринтах зеркал с неприметной
Зеркальною дверцей.

Что ж, по комнатам тем, где качается маятник медный,
Можно долго гулять, исчезая при этом бесследно,
Став одним из осенних людей
С их улыбкою бледной.
 
ЦОЮ-БиблиотекаДата: Четверг, 09.08.2012, 09:59 | Сообщение # 2
Ученый
Группа: Администраторы
Сообщений: 743
Репутация: 0
Статус: Offline
***

Леопардовой расцветки, цвета диких желтых бестий,
В пятнах сумерек апрельских и в подпалинах легенд,
Мы свернем старинной картой материк ночных известий,
И откроем, как ракушку, неизвестный континент.

Материк ночных кошмаров, вещих снов и жутких монстров,
И утопленников бледных за октябрьским окном,
Где сползает одеяло и постель как будто остров,
А вокруг страшилищ тени так и ходят ходуном.

Страх внезапных пробуждений, новизна ночных прогулок
Где ложилась на макушку нежной темени рука,
И рождался тихий голос из березового гула,
Тот же голос, что в ракушке нас зовет издалека.

Эра глаз из-под кровати и оживших суверий,
Там где ждали сказок на ночь и шептали сгоряча
Заклинанья, что спасают от стоящего за дверью,
Чья рука вот-вот коснется обнаженного плеча.

Где впервые постигали смерть и таинства завесу
Над погибшей мертвой кошкой поднимали сообща,
Где к заросшему погосту по октябрьскому лесу,
Как на первое свиданье отправлялись, трепеща.

Эра страшных силуэтов, выступающих из мрака,
Где скользили анаконды и бесшумные слоны,
Даже стекла ночью в спальне покрывались черным лаком,
Плыл по ним огромный коготь африканской злой луны.

Время первых откровений - это время не исчезнет:
Тайна шариков воздушных, новогодних пестрых лент.
Мы свернем старинной картой материк ночных известий,
И откроем, я надеюсь, неизвестный континент.
 
ЦОЮ-БиблиотекаДата: Четверг, 09.08.2012, 09:59 | Сообщение # 3
Ученый
Группа: Администраторы
Сообщений: 743
Репутация: 0
Статус: Offline
***

Немало настоек, отваров ромашки
Она повидала на долгом веку,
Давно позабыта любимая чашка
С зелеными джунглями по ободку.

Я помню, как чайник, свистевший сердито,
Открыть обещал нам какой-то секрет,
Заварка лилась через крупное сито,
Чаинки носились за ложечкой вслед.

А жизнь ударяла нам в нос, как шипучка,
Слезила глаза подступающей тьмой.
Любимая чашка с отколотой ручкой
Как память о лете холодной зимой.

Далекие джунгли раскинулись пёстро,
В них змеи водились, но ты был факир.
Та чашка была словно маленький остров,
Но Эльбой казался оставшийся мир.

А вечером вдруг проступали в окошке
Деревья, как буквы, как древний словарь.
И птичьи следы - там, где хлебные крошки -
Слетались, как сны на волшебный фонарь.

Тогда, правоту постигая Леандра,
Мы верили в тот достижимый огонь...
В окошко дышала весна-саламандра,
На теплую чашку ложилась ладонь.

Частенько бросали её вверх тормашкой,
Порой убегали, забыв сполоснуть,
И долго ждала нас любимая чашка.
О чем нам расскажет кофейная муть?

Какие рассказы в той приторной гуще?
Что вышли все сроки, остыл кипяток?
О том, что дорогу осилит идущий?
О том, что дорога свернулась у ног

Серебряной змейкой? Что путь очень долог?
Что маленьким принцам нет ходу домой?
А может о том, что в ладони осколок,
Обычный осколок с зеленой каймой.
 
ЦОЮ-БиблиотекаДата: Четверг, 09.08.2012, 09:59 | Сообщение # 4
Ученый
Группа: Администраторы
Сообщений: 743
Репутация: 0
Статус: Offline
***

Это время лавин, время желтой хрустящей печали,
Аромата цветов, что студёные ветры умчали,
Остывающих рук, отгоревшего пепла в камине,
И бессонниц слепых, что приходят, легки на помине.

Это время свечей, оплывает их воск на погосте;
Это время берез, чьи стволы как гадальные кости,
Чистый воздух, как йод, не оставит на душах царапин,
Просто больше нам выпало черных березовых крапин.

Просто вспять повернуть не удастся на этой дороге,
Просто песня как жизнь оборвётся на взлёте, на слоге,
И останется осень, как горькая жёлтая цедра,
Это время цветов, чужаков и холодного ветра.

Опустевшие гнезда, в лощинах туманы по пояс,
То ли сердце щемит, то ли где-то проносится поезд,
И стучит и гремит на неплотно подогнанных стыках,
И о ноги берез трётся осень в кошачьих мурлыках.

Это время горячих дыханий, тепла и ночлега,
Потолочных теней; фонарей, что погаснут с разбега.
Чистый бинт размотав, нам завяжет глаза как в начале
Время черных лавин, время жёлтой хрустящей печали.
 
ЦОЮ-БиблиотекаДата: Четверг, 09.08.2012, 09:59 | Сообщение # 5
Ученый
Группа: Администраторы
Сообщений: 743
Репутация: 0
Статус: Offline
***

Я дождусь, пусть в душе моей всё отболит,
И воды зачерпну из чумного колодца,
Где закат утонул, но всё так же горит,
Где в полынную горечь звезда обернётся.

В этой темной воде спит особенный хмель,
Я напьюсь допьяна, не пугаясь возмездий,
В небе чья-то рука покачнёт колыбель,
Загремят в темноте погремушки созвездий.

И тогда зашумит предо мной океан.
В горькой влаге его я навеки упрочусь.
Стану тенью цветка на одной из полян,
Тихим шепотом давних, забытых пророчеств.

Всё исчезло и сгинуло и пронеслось,
Затянулись смертельные раны,
Хороводов печальных сдвигается ось,
А меня закрывают туманы.

И однажды той горькой водицы испив,
Никогда уж не станет мне тошно,
Словно черные тени, меня обступив,
Ворожеи зашепчут тревожно.

Так забудутся сны, так умолкнет свирель,
Так же в небе звезда качнётся,
И к дорогам земным невесомая тень
Точно так же щекой прижмётся.
 
ЦОЮ-БиблиотекаДата: Четверг, 09.08.2012, 10:00 | Сообщение # 6
Ученый
Группа: Администраторы
Сообщений: 743
Репутация: 0
Статус: Offline
***

Кончается время, и мы не успели
Сразиться с неправдой и выдумать порох,
И мир зависает, как в детстве качели,
Когда раскачаешь почти до упора.
И крутятся годы заевшей пластинкой,
И новое время глядит исподлобья,
По праву гордясь смертоносной начинкой,
А нас погребают тяжелые хлопья,
И шепоты древнего, дикого сада,
Чья серая осень тебя отыскала.
И хочется крепкого, верного яда
Глотнуть из бокала, глотнуть из бокала.
А солнце погасло, и пали потёмки,
Рассеялись радуги, высохли росы,
И только надрывно гудят шестеренки,
Ремни шелестят и вращают колеса.
И серые тени встают на пороге,
И призраку шепчешь:" исчезни, исчезни.
Я помню, как дождь омывает дороги,
И как повисают качели над бездной.
Как поле пшеницы накатит волною,
Как вишня на ветке высокой дозреет".
Но серые тени не спорят со мною,
Я с каждой секундой лечу всё быстрее,
Всё ниже и ниже. Скрипящие петли
Напрасно пугают последней расплатой,
В секунду разгона с качелей, не медля,
Сорвись, и лети, и лети... И не падай.
 
ЦОЮ-БиблиотекаДата: Четверг, 09.08.2012, 10:00 | Сообщение # 7
Ученый
Группа: Администраторы
Сообщений: 743
Репутация: 0
Статус: Offline
***

Снова пыльные весны
Заходят в низенький город,
Снова женщины белят
Старенькие бордюры,
Снова рыдает небо,
Снова кается слезно,
Снова летят из бумаги
Нарезанные фигуры.

Тусклая проза жизни
Вспыхни мятежным цветом,
Знойною терракотой,
Всхлипни былым багрянцем,
Зеленью город сбрызни,
И поделись секретом
Этого синего неба,
Которое кружит в танце.

Здесь по обочинам улиц
Зеленые бьют фонтаны,
Словно кит надышаться
Ветром не может пряным,
Так оживают ульи,
Так рубцуются раны,
Так поднимается голубь,
Подброшенный мальчуганом.

Так мотылек беспечный
Порхает над желтым лугом,
...Иначе пылятся рубины
В сокровищницах музея...
А небо плывет навстречу
Белое как разлука,
Что спицы теней голубиных
Соткали из бумазеи.
 
ЦОЮ-БиблиотекаДата: Четверг, 09.08.2012, 10:00 | Сообщение # 8
Ученый
Группа: Администраторы
Сообщений: 743
Репутация: 0
Статус: Offline
***

Тихо-тихо по дорожкам, уличенные в измене
Как осенние приметы, прокрадутся дезертиры -
Два листа на подоконник, где, исчадье ойкумены,
Необжитое пространство притворяется квартирой.

Эти желтые аллеи, приходящие в упадок,
Листопады - новосёлы улыбаются спросонок,
И по случаю приезда учиненный беспорядок,
Как разбросанные вещи, выбредает из потемок.

И не спрятаться, не скрыться от непрошенных наитий,
Словно тысяча бессонниц укрывается лоскутным
Одеялом безотрадных, бесконечных чаепитий,
Но теплом навряд ли губы ты обманешь этим скудным.

Два листа на подоконник. Окна прячутся во мраке,
В небе острыми краями прекращая пересуды
Надрезает силуэты из промасленной бумаги
Тот обломок, что остался от расколотой посуды.

Только идол нежестокий улыбается с обложки,
Только с грузом палых листьев караван за караваном
Уплывают листопады по серебряной дорожке,
Вырастающей из моря плавником левиафана.

Два листа на подоконник. Спят чудовища в глубинах,
Беспокойно шевелятся, ждут, когда же их накормят;
Это осень подзывает многочисленных любимцев
И заглядывает в окна. Два листа на подоконник.
 
ЦОЮ-БиблиотекаДата: Четверг, 09.08.2012, 10:00 | Сообщение # 9
Ученый
Группа: Администраторы
Сообщений: 743
Репутация: 0
Статус: Offline
***

Ни апрель-ротозей, ни февраль-ветрогон
Развернувший свое опахало,
Не простят, не всплакнут и не крикнут вдогон
Наглецу, скандалисту, бахвалу.
Будет черная ночь на задворках любви,
И обол скупердяю-Харону,
Непослушной рукой отогни, оторви
Золотой лепесток у короны.

Над студеной волной улетает бушприт,
Наступает тоска новолуний.
Не спасут ни на страже стоящий ифрит,
Ни шериф с перестрелкой в салуне.
Свои чувства, как четки, меж пальцев просей -
Ты услышишь, как старые сходни,
Чуть скрипят, слыша поступь великих князей,
Королей золотого сегодня.

И мелькнет в вышине, набирая размах,
Серп кометы сверкающей сталью.
Мы наощупь идём, и блуждаем впотьмах,
Как резьба на прозрачном интальо.
Алый парус закатной набрал желтизны,
Жизнь обносит нас горькою чашей,
Нам уже не хватает бессчетной казны
В наступающий век распродажи.

Наши пьяные души пойдут с молотка
Лихоимцу, плуту и сутяге.
И осталось на донце не больше глотка
В нашей старой пристегнутой фляге.
И выжига, и враль, театрал-лицедей,
Если в сердце пошла заваруха,
На промозглом ветру всех великих идей
Ощутит себя пойманной мухой.

Серой тенью дождливой - в ветрах закружись.
В прежних помыслах, быстрых и частых,
Ты на память возьми эту лишнюю жизнь,
Чтобы выбросить вместо балласта.
Ни апрель-ротозей, ни февраль-ветрогон
Развернувший свое опахало,
Не простят, не всплакнут и не крикнут вдогон
Наглецу, скандалисту, бахвалу.
 
> Форум » Наши электронные ресурсы (Молодые писатели Оренбуржья) » Поэты » Железный Антон
Страница 1 из 11
Поиск: